Нехороший осадок и как с ним «бороться» — рецензия на «спектакль театра одного актёра», который состоялся 12 февраля

ewewewe

В Южноукраинске несколько самодеятельных хороших театральных коллективов, среди которых не числятся «театр абсурда» по Дружбе народов, 48 и «театр одного актёра» в студии телевидения соседнего города. Оба коллектива возглавляет Пароконный: в первом он сценарист и режиссер; во втором — сценарист и исполнитель. Первый театр появился с появлением Квасневского; появлению второго город обязан Пароконному.

Разве не являются абсурдными бесконечные интриги, склоки, дрязги в стенах исполкома; сомнительные тендерные решения, незаконные увольнения с последующими восстановлениями через суды; проведение реформ без назначения директора учреждения, который и должен организовать проведение реформы, как было с МСЧ или с исполнением

Законов, как установка счётчиков тепла без регуляторов и утепления подъездов и сбору мусора, как это выполняется сейчас. При этом он бесстыже этими «успехами» бравирует.

В «театре одного актёра» он третий год повторяет одно и тоже: мусор, реформы, ТВКХ, о такой-сякой АЭС, о базарах; о том, как ему не повезло с депутатами из тех, кто его критикует. Бодро рапортует об «успехах» по развитию города, о которых мы от него слышим, но которых не  видим.

Об «успехах по уничтожению» города его «врождённая скромность» говорить ему не позволяет. При этом, как отделяют «семена от плевел», прошу разделять его реформы от общегосударственных и уметь видеть, что поручает делать государство и как эти поручения исполняет он.

Примером пусть служат два Закона, которые сейчас у нас в городе исполняет Пароконный — Закон Украины «О коммерческом учёте тепловой энергии», по которому он устанавливает счётчики тепла, что он выдаёт за своё достижение, но не устанавливает регуляторы тепла, о чём упорно умалчивает; и Закон «О раздельном сборе отходов», в реализации которого он пошел самым неоправданно затратным и некомфортным для горожан путём в своих личных интересах.

Почти полный текст «спектакля, сыгранного 12 февраля в «прямом эфире», он опубликовал на сайте ГИК, который он приватизировал. Я же ниже прокомментирую некоторые темы из него.

Кто-то скажет – мы о нём уже забыли. Если забыли – значит не интересно. Если не интересно, зачем слушать – тогда в это время лучше слушать что-либо другое: там, хотя бы, из месяца в месяц не повторяют одно и тоже.

И так, как говорят в театре – начинаем. Город развивается — вещает он. Это его видение будущего города – оно розово-оптимистичное. Моё видение будущего иное — оно пессимистично, т. к., по современной стратегии Пароконного, город устойчиво загибается.

Слово «развитие», когда его произносит Пароконный, звучит такой же насмешкой, как и слово «реформа», когда он его произносит или слова «экономически обоснованные тарифы», когда они говорят о ТВКХ.

Вообще, что такое развитие экономики? Это приращение потенциала того, что было создано в предыдущее время. Что такое развитие в обиходе? Приращение к тому, что есть. Задайтесь вопросом: каким приращением он занимается, кроме базаров, и вы найдёте ответ.

В статье «Партийно-политическая «импотенция» и её признаки», о своих «успехах» в двух первых каденциях он пишет: за те годы в развитии города успехи есть. Эта фраза явно рассчитана на несведущих людей. В этой статье он приводит «голый» перечень, но перечень далеко «не голый». Предлагаю вместе его просмотреть, а я его и прокомментирую, чтобы вы могли сами решить, в чём имеется его заслуга, а в чём он примазывается к чужой; и к чему он лучше бы не прикасался.

— Достройка гимназии. Это здание бывшего д/сада №1 начали переоборудовать в гимназию по предложению М.И.Тульского. Контроль за ходом работ был возложен на заказчика — зам. ген.директора АЭС В.А.Соловьёва, который еженедельно на объекте проводил оперативки в присущем ему спокойно-деловом стиле. Срок ввода объекта был

определён к 1 сентября двухтысячного года. Пароконный, став мэром, чтобы отличиться перед областью, работу «погнал, как ямщик лошадей», установив новый срок – до 20 августа, предложив акт готовности подписывать до окончания работ. Некоторые, кто не успевал до 20-го, подписывали. Отказался подписать только главврач СЭС, который заявил, что подпишет только после того, как будут закончены работы по пищеблоку. Пару дней Пароконный пытался его уламывать, а потом, не считаясь с его обязанностью, в соответствии с Законом, стоять на страже здоровья населения – в данном случае детей – стал его унижать и оскорблять, обещая уволить. И врач вынужден был из города уехать. Это тогда мы увидели неприглядность истинноголица Пароконного, что он демонстрирует городу по сегодняшний день.

Во вводе гимназии есть его участие, но «цена» реализации оставила плохой «осадок».

— Лестница на пляж. В 1993 году инженеры и сметчик ХРСУ Г.Г. Гудыменко, Л.Н. Шаповалова и Верхогляд В.А. выполнили проект и смету лестницы на пляж, которые были отданы М.И. Тульскому. Из-за отсутствия в тот период у АТХ АЭС бетоновоза, была достигнута с В. Лопушанским договорённость о выделении транспорта, но сметчица отдела архитектуры О. Абоносимова сочла, что дорого и в заявке горисполком отказал.

Так, по вине местной власти, город прожил ещё 10 лет, карячась на этих скалах, пока Пароконный не организовал это, действительно, нужное для горожан сооружение. Это его актив.

— Мемориал с музейным комплексом. К концу 97-го года в ХРСУ АЭС был разработан проект прибрежного парка и его смета. Центральная часть парка, где сейчас мемориал и зачем-то военная техника, не имеющая ни какого отношения к войне, была выполнена в строгом английском стиле паркового строительства, где между двумя широкими центральными прогулочными аллеями размещались три красивых больших фигурных газона.

С.Н.Зворыгин и Н.В.Терентьев «вытащили» Тульского на место и на капоте его машины развернули проект. Вскоре С.Н.Зворыгин вручил заявку на засыпку котлована, вырытого раннее под фундамент к/театра, и на производство работ по планировке центра парка с началом строительства весной.

Мы две первые задачи выполнили (котлован не полностью) и в тюрьме заказали две сотни метров высокого гранитного бордюрного камня для начала работ с весны следующего года. А в конце января Тульский заявку отозвал.

— Мемориал на этом месте появился по настойчивым просьбам председателя городского Совета ветеранов М.Бохонова. Ему предлагалось разместить его в молодом зарождающемся сквере через дорогу. Пароконный сразу подхватил идею Бохонова, но мне до сих пор видится, что мемориалу уместнее там, в сквере выше ДК.

— Не забыл Пароконный и скульптуры: подарок художников городу, которые, из-за отсутствия понимания, что красиво, а что нет, скучено, размещены вблизи тротуара, откуда они не смотрятся, а скульптура Ангела там совсем не смотрится, даже если задрать голову. Ей бы место на просторе, видимой издали, например, в начале парка на том месте, где сейчас стела, а остальным скульптурам место на открытых площадях в газонах парка. Было бы красиво.

Но Пароконный своей безвкусицей и недальновидностью «зарубил» подобные решения и вместе с Тульским, вообще, город оставили без прибрежного парка.

Теперь, сколько там не высади деревьев, в любом случае это будет не парк отдыха, а что-то куцее.

Если после Пароконного кто-то и захочет мемориал переместить в сквер между ДК и автовокзалом, а за Набережной энергетиков разбить полноценный прибрежный парк, то не знаю, насколько это будет сочетаться с церковью, к которой он тоже «приложил» руки.

— Сказ о храме Христа Спасителя и участии в его судьбе Пароконного с точки зрения архитектуры и градостроительства.

Архитектура жилой застройки нашего города однообразна и состоит, преимущественно, из домов двух типовых серий. И вот, во второй половине 90-х, появилась предпосылка украсить город архитектурным шедевром завораживающего зрелища: такую красоту я, например, в жизни видел только на картинках. Это собор в византийском стиле; вместительный с большим круглым куполом, который светился бы днём в лучах солнца, а в сумеречное время от света электроламп изнутри.

Места постройки обсуждали долго — их было  четыре. Первое, за бывшим рынком, «отмели» сразу – рядом общежития и ж/дома 1-го м/района. Звон колоколов детей, больных и сменный персонал лишит отдыха. По этой же причине не рассматривали предложение о том месте, где церковь сейчас.

Ожесточённые споры между В.П.Фуксом, тем большинством, которое поддерживало его, и мною были о двух участках – тот, где сейчас мемориал и участок за вторым въездом в город на месте бывших 2-хэтажных строений «Берлин».

Аргумент Фукса – красиво «на берегу реки, по которой звон колоколов будет «стелиться» до Вознесенска».

Возражая, я аргументировал тем, что размещение там церкви лишит горожан полноценного парка для прогулок и отдыха, а моё предложение заключалось в следующем. В небольших населённых пунктах церкви возводят на самых возвышенных

местах, несколько в отдалении от жилых застроек. Мне думается это потому, что дела духовные не любят житейской суеты и слышал, что устремленные ввысь купола издревле символизируют стремление людей, посредством этого приёма, быть ближе к всевышнему и потому храмы, где общаются с богом, строят на максимально высоком месте поселения. Заметил также, что перед фасадами церквей большие свободные площади — не трудно догадаться, что они для проведения церковных мероприятий с большим присутствием верующих в большие церковные праздники. Этим требованиям, предлагаемая территория соответствует лучше любой другой в городе.

Были приведены и другие аргументы. «Посадка» в этом месте такого здания стала бы гармоничным переходом от многоэтажных зданий  9-го общежития к малоэтажным домам 7-го и будущего 6-го кварталов, а создание зелёной зоны перед собором за счёт заброшенных деревьев бывшего общежития «Бранденбург», дало бы городу ещё один парк. Подчёркивалось, что наличие свободных площадей обеспечит создание большой автостоянки для приезжающих на авто.

В записке Фуксу и Тульскому отмечалось, что это место станет одним из красивых мест отдыха горожан, а собор на этом месте мог стать, наравне с АЭС, стать брендом города.

Осенью 97-го года состоялось первое заседания совета, на котором рассматривался вопрос о месте строительства Храма. С первого же заседания моё предложение поддержал В.М. Дубина — он, как говорится, был архитектором «от бога». Фукс не давил, терпеливо обсуждал. Ему давить и не нужно было – у него «в кармане сидел» Тульский, а за ним вся «рать» из горисполкома. Наступила зима, когда на втором заседании Фукс предложил мне изложить доводы письменно. На третье заседание весной будущего года был приглашён Н.К. Стулин, как руководитель будущей стройки. Обсуждения не было, его ввели в курс вопроса и спросили мнение. Мог ли Н.К. Стулин сказать нет? Мог. Но зачем.

Через некоторое время после начала стройки обнаружилось, что там высок уровень грунтовых вод и работы были прекращены, а территория заброшена, о чём и пишет Пароконный, невольно подтверждая, что его «крёстный отец» на должность мэра сам мэром был никудышным.

В.П.Фукс к тому времени, в связи с окончанием контракта, от работы был освобождён и «толкать» вопрос стало некому. Так продолжалось до избрания Пароконного, который «погнал лошадей». Он, как «рубака с шашкой наголо», в малом зале ДК собрал членов архитектурного совета, «пригласив» туда, в присущем ему стиле, «массовку» из, конечно же, подчинённых ему лиц, которые заведомо не могли ему противоречить.

Выслушав информацию автора проекта и показав картинку церкви в бесхитростном древнем стиле, выслушав мои возражения и предложения, поддержанные В.П.Фуксом в пользу «того места», Пароконный публично разругался с Фуксом, который высказал всё, что он о нём думает, с чем, как говорится, «хлопнул дверью», а Пароконный поставил на голосование.

Это не было голосование только членов совета. Голосовали все, кому не лень, но всё равно результат впечатлил – 15 за, 13 против, не считая ушедшего Фукса. Неспроста же он туда нагнал своих.

На следующий день после принятия решения мы поехали на то место и, оценив его, отец Михаил скромно сказал, что место хорошее, но если сказать об этом Пароконному, то не будет не этого, не того. Пароконный теперь это ставит себе в заслугу, но он мусорные ящики и базары тоже ставит себе в заслугу, не соображая, что история с церковью – это его «пиррова победа», т.к. в результате её город безвозвратно потерял возможность обогатиться красавцем архитектуры.

А теперь взвесьте, чего больше – пользы или вреда – нанесено городу Пароконным от того, что он настоял на архитектуре того здания церкви, которое выстроено, вместо того, которое явилось бы украшением и гордостью города и от того, что настоял на том, чтобы строить её там, где она стоит, в результате город потерял сквер между 1-м и 3-м м/районами, а люди потеряли покой от шума. А после того, как сбоку церкви «прилепили» строение и огородили ж/б забором, то центр города превратился в то, чего исправить уже не возможно. А он этим гордится.

Рождённый ползать, летать не может. О другой церкви по улице Дружба народов. Перед пасхой в 16-м году в связи с тем, что длительное время, находящееся в эксплуатации церковь не была оформлена как объект, законченный строительством, начальник отдела по контролю за ходом работ предупредила о недопустимости такого положения, что ведёт к закрытию церкви до оформления документов согласно Закона.

В этот же вечер Пароконный срочно собрал исполком горсовета, на котором кричал: «Никто и никогда не сможет спровоцировать закрытие любого Храма на территории города». Повторяя: «никто и никогда». Никто, кроме него. Себе он позволяет. 12 февраля вопрос в прямом эфире прозвучал так: Недавно затопило церковь, на Вас грешат… Что это Ваша вина?

Привожу коротко ответ Пароконного: кому-то очень хочется, лишь бы виновным был я. Не мне судить – добавил он. Не буду судить и я, но мнение своё изложу, а судят пусть люди. Во-первых, по эфиру ответ прозвучал несколько иначе – дескать, к этому отношение не имею – на сайте ГИК он ответ представил по другому, что непорядочно. Во-вторых, почему он не считает себя виновным. Церковь этим помещением пользуется более десятка лет, а он ждал момента окончания срока аренды, чтобы помещение отнять. Могли ли клерки из горисполкома, которые заключают-перезаключают договора аренды без его указания не перезаключить договор? И вот случилось то, что случилось и он опять пытается спрятаться за чужими спинами. Как командовать он тут как тут; как отвечать его нет. Это такой же случай, о котором на сессии горсовета напомнил депутат Н. Носан: «в предыдущих каденциях, когда он уезжал из города… странным образом не было его подписи под судьбоносными документами». Подло!

Это уже не просто непорядочность, а кто-то доверил ему город. Поставил себе в заслугу он почему-то здания полиции и достройку акушерского корпуса. Здание полиции, которое оно сейчас занимает, это проектное здание СЭС. Так как СЭС «жило» во 2-м общежитии более-менее терпимо, а у милиции, действительно, не было условий для работы, на одном из пятничных объездов города предложили это здание перепроектировать для милиции, а для СЭС построить новое рядом с МСЧ.

Сказано – сделано. Милицию заселили; в это время т/п АГЭС самоликвидировалась, а оставшийся её строительный участок сумел для здания СЭС заложить только фундамент – на большее их не хватило. Здание акушерского корпуса долго много лет «вымучивали, вплоть до замены окон на дюралевые и, наконец, закончили и то потому, что надо было выполнять обязательства перед СЭС об их размещении. Не помню, может это было уже при Пароконном, но каким местом он имеет к этому отношение, не понятно.

Создание новых коммунальных предприятий к «гибели», которых он имеет прямое отношение – да, это было и от этого позора, чтобы он о себе не «пел», он никогда не «отмоется».

Оборудование всех жилых домов приборами учёта горячей и холодной воды, что потом было заброшено, что и положило начало долгов ТВКХ. В одной фразе дважды бесстыже лжёт. Он это без устали говорит сейчас; то же самое говорил и год назад и если хотите знать, что скажет он через год – читайте его прошлогодние высказывания. Если ещё не надоело.

Относительно продолжающихся жалоб на температуру горячей воды: его предложение об установке дополнительных насосов в подвалах говорит о том, что они не знают, что делать и, вероятно, под «знающим и мудром руководстве» Пароконного договорятся до того, что на каждый подъезд предложат построить по ТРП.

Был задан вопрос и о секретаре горсовета – почему депутаты хотят освободить её от должности. Пароконный ответил, что её работой удовлетворён. Напомню: после того, как на 24-й сессии горсовета 27 апреля 17-го года руководитель местной организации участников АТО пригрозил Пароконному засунуть его в мусорный ящик, Л.П. Дзюбенко,

собрав десять депутатов, в газете «Контакт» от 17 мая в статье «От личной неприязни до провокаций» грудью встала на защиту Пароконного, написав: он не виноват, что вы, мол, от него хотите, он только ставит на голосование. Таким образом «кукушка» ободрила и похвалила «петуха». Теперь «петух» ободряет и хвалит «кукушку». Это вам не какой-то баснописец И. Крылов из 19-го века; это Пароконный и Дзюбенко из органов местной власти 21-го века.

Почему этот безобидный вопрос тоже исчез из письменной версии сайта ГИК не знаю. Может, потому, что Пароконный, будучи «актерки одного театра», не хочет быть еще и персонажем басни. В ведущейся им уже сейчас избирательной компании не забыл он перечислить «свои успехи» и из текущей каденции, такие как приют для собак и создание духового оркестра, что хорошо. Правда, он не перечислил, сколько миллионов бюджет из-за него потерял.

В 2016 году бюджет нашего города получил субвенцию от государства на финансирование мероприятий социально-экономической компенсации риска населения, проживающего на территории зоны наблюдения, в размере 3 млн. 581,1 тыс. грн. на текущий ремонт наружных тепловых сетей, на реконструкцию сетей холодного водоснабжения по ул. Набережная энергетиков и на приобретение индивидуальных средств защиты органов дыхания – 195,1 тыс. грн. Фактически Пароконный смог использовать в полном объеме только средства на закупку респираторов. Что касается работ капитального характера, средства освоить не удалось, поэтому 3 млн. 223 тыс. грн.

пришлось вернуть в госбюджет.Напомню, что в мае 2016 года депутат Украины А. Ливик выделил на развитие социальной инфраструктуры Южноукраинска 1,5 миллиона гривен, которые были Пароконным направлены на строительство фонтана. Всего депутат А. Ливик тогда обещал 10 млн. гривен, но из-за проступка Пароконного они бюджет города «обошли» мимо. Из-за этой истории и поведения в ней Пароконного, в декабре прошлого

и в январе уже этого года ещё почти 30 млн. гривен «просвистели» мимо нашего города, т.к. А. Ливик их тоже передал на развитие Вознесенска. Вот такая неумеха управляет нашим городом, которая не перестаёт «кукарекать» о развитии.

И всё остальное, чем он хвастается – очистка воды, диспетчерская носят бесполезный характер; как и многое из того, что, как он пишет, сегодня органически вписано в социально-культурную инфраструктуру нашего города. Ярким примером является кафе, построенное не месте ликвидированного им клуба «Строитель», в результате чего наш город, единственный в Европе, на которую Пароконный так любит ссылаться, остался «без кина».

А вот ещё один «перл» Пароконного. Привожу его, не комментируя, т.к. о себе сказать лучше, чем он сам, никто не сумел бы: «Память людей уникальна. Они… дотошно анализируют выдумки и образы, но быстро открывают глаза, когда начинают понимать, что лукавые люди и популисты шкодят их жизни».

Какое глубокое проникновение в тему. Чувствуется опыт знающего человека. О своих личных планах он заявил, что не уйдёт, даже если депутаты объявят ему импичмент. Так и заявил – я со своего места не уйду, хотя и это заявление из письменного текста после эфира исчезло. То есть, он считает город своей вотчиной. С этим надо что-то делать. Об этом в заключительной части статьи. Окончание следует.

Альберт Бунов

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.